Languages

Я — это оно. Как лингвисты по всему миру помогают небинарным людям найти идентичность

Каким местоимением вы определяете себя? Он? Она? Оно? Или как-то еще? Этот вопрос сейчас волнует всё больше людей. В некоторых языках, например в китайском и персидском, нет категории рода или уже существует гендерно-нейтральная форма. Но там, где мужское и женское традиционно противопоставляются на грамматическом уровне, решить проблему самоидентификации часто бывает нелегко. «Нож» рассказывает, как меняются языковые нормы разных культур под влиянием происходящих в обществе процессов.

8 min read

Говорить о людях на языках, в которых грамматическая категория рода обязательна, можно по-разному.

Проведенное в 2015 году исследование показало, что 50% американских миллениалов считают гендер своеобразным диапазоном и некоторые люди оказываются вне границ привычного «женского» или «мужского» поведения.

В конце прошлого года Германия стала одной из стран, в которых официально утвержден третий пол. Также в этом списке есть Австралия, Индия, Новая Зеландия, Непал и Соединенные Штаты.

В последние годы активисты ЛГБТ-сообщества и лингвисты по всему миру работают над более инклюзивными версиями языков. Они создают гендерно-нейтральные местоимения и специальные символы или меняют уже существующие слова и грамматические конструкции.

Порой бывает очень трудно объяснить консерваторам и пуристам, зачем нужен инклюзивный язык. Более того, иногда излишняя публичная активность попросту опасна: например, в США количество преступлений против ЛГБТ неуклонно растет в последние три года.

Как язык может помочь носителям идентифицировать себя? Многие решения, предложенные активистами разных стран, остаются спорными и вызывают ряд вопросов, но благодаря им всё больше людей уже чувствует себя лучше.

Испанский

В испанском слова мужского рода обычно оканчиваются на —о, а женского — на —а. В качестве альтернативного варианта, позволяющего охватить все гендеры, предлагаются символы @ или х. В испаноговорящей среде в США широко используются нейтральные latinx/latin@ вместо принятых latino/latina. В этом языке есть и местоимение ello, но его, скорее, можно считать аналогом английского it.

Небинарные жители Чили соединили слова женского и мужского рода ella и él и получили новый термин — elle.

Еще одно решение — массовая замена окончаний —о и —а нейтральным —е. В этом особенно преуспела молодежь Аргентины, которая прибегает к такому грамматическому трюку в ежедневном общении. В прошлом году юная активистка Наталья Мира использовала гендерно-нейтральные термины во время интервью — и подверглась критике со стороны телекомментатора. Однако инцидент имел скорее положительные последствия: пять университетов Аргентины объявили, что готовы разрешить официальное инклюзивное общение, а кандидат в президенты страны использовал гендерно-нейтральное слово в своем обращении.

Однако Королевская академия испанского языка считает инклюзивность «ненужной и искусственной».

Шведский

В 2015 году шведы внесли в официальный словарь позаимствованное из финского языка местоимение hen — альтернативу мужскому han и женскому hon. Внедрение слова в живую речь и тезаурус прошло не без проблем. Еще в 2012 году у него было много противников, особенно после того, как детский писатель Йеспер Лундквист решил использовать hen по отношению к главному герою своей книги Kivi & Monsterhund. После ее выхода разразился медиаскандал. «А как же дети?» — вопрошали оппоненты Лундквиста.

Одна газета исключила одиозное местоимение из своего официального вокабуляра — другой развлекательный журнал, наоборот, рекомендовал его к употреблению. Совет шведского языка поначалу новую инициативу не одобрил, но спустя два года изменил свое мнение и признал, что hen может занять законное место в словаре.

Достижению этой локальной победы, во-первых, немало способствовали представители ЛГБТ-сообщества, активно продвигавшие местоимение, которое позволяет им на равных включаться в общественную жизнь.

Во-вторых, идея получила неожиданное развитие в яслях и детских садах: воспитатели заметили, что использование hen помогает их подопечным расти без гендерных предрассудков и стереотипов.

Теперь это местоимение употребляют в повседневном общении, СМИ, интернете. И подход к вопросам пола в обществе уже изменился: недавнее исследование показало, что отношение к женщинам и представителям ЛГБТ улучшилось.

У hen всё еще есть противники и критики — в основном те, кто отрицает существование небинарных людей или радеет за чистоту языка. Но их число снижается.

Английский

В английском категорией рода обладают только лексемы «он» и «она». В 2019 году составители словаря Merriam-Webster добавили в тезаурус they («они») в качестве местоимения единственного числа для определения небинарного человека. В 2017-м в таком же значении ввело это слово в своем гайдбуке агентство Associated Press, на которое равняются многие современные издания. Газета Washington Post сделала то же двумя годами раньше.

Противники этого нововведения опасаются, что одинаковая форма множественного и единственного числа может привести к путанице. Однако Шекспир и Джейн Остин так не считали.

Они использовали they в качестве местоимения единственного числа, поскольку такое словоупотребление было стандартным до Викторианской эпохи.

Французский

Во французском всем существительным приписывается женский или мужской род. По странному совпадению носители этого языка, так же как и арабы, обращаясь к группе людей, обычно используют местоимения мужского рода — за исключением тех случаев, когда она состоит полностью из женщин. Подобное положение дел устраивает далеко не всех.

Некоторые считают, что в современном французском языке есть явления, дискриминирующие отдельные группы людей, и предлагают разные пути решения проблемы. Феминистки настаивают на том, что следует создать варианты слов женского рода для всех обозначений профессий. Другие активисты голосуют за введение специального знака — срединной точки — в конце существительных мужского рода, после которой шли бы окончания женского (musicien.ne.s). Наиболее радикальные сторонники языковых реформ уверены, что назрела необходимость в новом местоимении по типу английского they. Все эти варианты можно считать частью общественной кампании по созданию нового письма.

Французский издательский дом Hatier выпустил инклюзивный учебник для детей, который был основан на рекомендациях Высшего совета по гендерному равенству 2015 года, касающихся в том числе и языка. Консервативные СМИ тогда разразились гневными заголовками: «Феминизм: инклюзивное безумие», «Инклюзивность: производство идиот_ок» и т. д. Многие ученые выступили решительно против подобных лингвистических изобретений. Они утверждали, что дети в таком случае превращаются в лабораторных мышей. Даже министр образования подчеркнул, что язык не должен становиться инструментом для достижения чьих-то целей.

С жестким заявлением по этой проблеме выступила и Французская академия: инклюзивное письмо может усложнить коммуникацию, привести к идеологическому разделению носителей и еще большему количеству ошибок.

По мнению французских лингвистов, если принять предложенные изменения, язык окажется в смертельной опасности.

Однако многие сторонники инклюзивного письма считают такие доводы смехотворными, а главные лингвисты страны уже не раз доказывали свою несостоятельность. К примеру, знаменитый французский писатель и член академии Морис Дрюон в 2006 году отрицал «абсурдную феминизацию» языка, которая вовсю проводилась в канадской провинции Квебек. К слову, Франция вообще несколько выделяется на фоне других франкоговорящих стран своей нелюбовью к гендерно-нейтральным терминам. А самой прогрессивной в этом вопросе считается Канада, которая начала вводить женские варианты обозначений профессий в 1979 году. За ней последовали Швейцария в 1991-м и Бельгия в 1994-м.

Но активисты движения за инклюзивность достигли определенных успехов: в конце 2016 года «Майкрософт» выпустил обновленную, более гендерно-нейтральную, версию Word. Представители компании объяснили это стремлением уйти от стереотипов и дискриминации.

Иврит

В иврите, как и в арабском, существительным и согласующимся с ними глаголам и прилагательным приписан грамматический род. Эта система не очень устраивала небинарного еврейского студента Лиора Гросса, поэтому он создал проект по продвижению третьего рода. На посвященном ему сайте приведены грамматические таблицы с возможными вариантами использования слов. Примечателен раздел прецедентов, содержащий отсылки к андрогинности персонажей в традиционных еврейских текстах.

Лиор убежден, что если раввины в III веке н. э. могли указывать несколько категорий рода, то ничего не мешает поступать так же и нашим современникам.

Еще одно решение предложили в еврейском летнем лагере в США. Одного из находившихся там подростков не устроило, что ему приходится выбирать только из двух опций: chanich (חניך), «отдыхающий», или chanichah (חניכה), «отдыхающая». В результате он придумал новое окончание для имеющегося корня, получив chanichol, חניכול. Кроме того, подростки объединили флексии множественного числа мужского и женского рода, которые слились во внегендерное окончание -imot.

Несмотря на локальные успехи подобных проектов, Академия языка иврит пока относится скептически к таким инициативам. Ученые считают, что система двух родов — это историческое наследие, которое следует сохранять. Однако они подчеркивают, что не намерены как-то ограничивать повседневную речь, потому носители языка могут использовать изобретенные слова по своему усмотрению.

Немецкий

В немецком новые местоимения рождаются в муках. Почти все части речи должны согласовываться в роде — мужском, женском или среднем. Последний по отношению к людям используется редко (самый известный пример — das Mädchen / das Kind, «девочка/ребенок»), поэтому не может стать полноценным решением для небинарного сообщества.

Однако немецкоговорящие люди довольно часто изобретают новые слова. Так, некоторые заменяют привычные термины гендерно-нейтральными существительными. В нескольких университетах прежнее обращение studierende («обучающиеся») вытесняется Studenten («студенты»).

В 2019 году Ганновер стал первым немецким городом, который официально рекомендовал использование гендерно-нейтральных местоимений и существительных в официальном общении.

Словам wähler («избиратель») и wählerin («избирательница») городские власти предпочли термин wählende («голосующий»).

Возможно, в будущем три гендерно-окрашенных артикля das, die или der заменит какой-то один, вроде английского the. В некоторых диалектах система родов уже упрощена — в нижненемецком, например, употребляется нейтральное de.

Довольно распространенной практикой стало использование звездочки / нижнего подчеркивания или прописной I в середине слова для обращения сразу к мужчинам и женщинам. Даже в России сотрудники Гёте-института уже прибегают к формулировке Liebe Kolleg*innen в электронных письмах к коллегам.

Еще одна опция — совсем исключить из речи существительные применительно к людям. То есть вместо «спасибо всем посетителям» можно сказать «спасибо всем, кто пришел». Другим способом избежать упоминания рода становятся новые местоимения вроде xier. При появлении таких нововведений неизбежно возникает проблема склонения, и ее пытаются решать своими силами, основываясь на правилах немецкой грамматики.

Ассоциация немецкого языка, как и большинство аналогичных организаций в других странах, тоже отказывается считать эти изменения словарным стандартом.

Арабский

Современный арабский — прямой потомок классического арабского, на котором написан текст Корана, а потому наследует бинарную систему родов. Во множественном числе местоимение по умолчанию будет мужским, даже если на тысячу женщин в группе приходится всего один представитель «титульного» пола.

Носители арабских диалектов справляются со строгой системой по-разному. Некоторые вместо мужских местоимений употребляют женские и наоборот или осознанно решают использовать только последние для всех (такой выбор делают жители Туниса).

Для ЛГБТ-сообщества на Ближнем Востоке существует еще одна проблема: как обозначать гомо- и бисексуалов, трансгендеров на арабском? Долгое время одним из способов была транслитерация английской аббревиатуры LGBTQ. Группа ливанских женщин предпочитает фразу mujtama’a al meem (مجتمع الميم) — «сообщество М»: с буквы М начинается в этом языке существительное «лесбиянка». После многолетних усилий местных активистов в повседневную речь и язык СМИ вошли слова mithly (مثلي) и mithliya (مثلية) для обозначения гомосексуалов. До того широко использовался термин, который можно было бы грубо перевести как «с отклонениями» или «извращенец». Проблемой инклюзивности арабского сейчас также занимается группа фемактивисток Wiki Gender.

В целом готовность общества к подобным изменениям в арабоязычных странах очень низкая. Заинтересованные в переменах жители стараются не слепо копировать английские термины, а создавать свои. Они считают, что изменения допустимы, только если основаны на материале, взятом из богатой арабской истории и самого языка.

В качестве примера можно привести творчество поэтов XIII и XIV веков, которые восхищенно писали о мужчинах.

Задолго до них Абу Нувас прославился остроумными стихотворениями о вине и воспел в своем творчестве красоту мужчин. Это богатейшее наследие может быть использовано при создании особенной лексики гомосексуальных отношений в арабских странах.

Эсперанто

Эсперанто в нашем списке стоит особняком, потому что вводить изменения в искусственном языке несколько проще, особенно с учетом того, что изначально он создавался для облегчения коммуникации между людьми. Технически в эсперанто нет интересующей нас грамматической категории — есть только местоимения li «он» и ŝi «она». Но у некоторых существительных и прилагательных определенный род всё же подразумевался. В качестве примера можно привести поговорку: «Al feliĉulo eĉ koko donas ovojn» («Для счастливого человека даже петух несет яйца»), — где изначально нейтральное koko переводится именно как «петух».

На ранних этапах создания языка говорящие на нем предлагали ввести нейтральные местоимения, но заметные подвижки в этой области начались относительно недавно. Основатель эсперанто Людвик Заменгоф планировал использовать местоимение ĝi — аналог английского it — в качестве гендерно-нейтрального. Но, как и в английском, оно чаще всего употреблялось для обозначения предметов, потому потребовалось другое решение. В 1970-м впервые в этом качестве было предложено использовать ri, которое десять лет спустя заняло свое место в языке и стало особенно популярным у западной молодежи.

Жители многих стран уже осознали или хотя бы начали осознавать всю важность вовлечения каждого в разговор о переменах. История в очередной раз доказывает, что язык — это не цель, а средство общения. Когда-то в нем нашлось место для гомосексуалов, людей с инвалидностью, феминисток, этнических меньшинств. Теперь пришло время небинарных членов общества. В любом языке есть множество инструментов, которые помогут каждому найти свое «я», и у нас нет никаких оснований лишать кого бы то ни было этой возможности.

Source
Я — это оно. Как лингвисты по всему миру помогают небинарным людям найти идентичность
Tags
Show More

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Related Articles

Check Also

Close
Back to top button
Close
Close